Регина, ждет твоего звонка

Звони 8-966-124-10-10

Регина проститутка
Регина проститутка
Регина проститутка
Регина проститутка
Регина проститутка


Немного о себе:

Оказываю интимные  услуги

Если вы готовы окунуться в атмосферу тепла и понимания то пригласите меня в гости, и вы получите великолепный отдых и чувство полного удовлетворения.  Или приезжайте к о мне.

Порно рассказ

Алиса
Когда Алисе исполнилось 35, она поняла, что дальше так жить нельзя. Романтическая, ищущая приключений душа была словно закована в панцирь расчетливого и практичного разума. Но она уже дошла до той точки жизненного небосклона, когда необходимо выбирать: либо продолжать жить по-прежнему, понемногу старея и прощаясь с иллюзиями уходящей молодости, либо...
На следующий день, прямо с утра, выдержав довольно крупный бой с шефом, она уволилась с опротивевшей работы в адвокатской конторе. Затем сняла с книжки все свои сбережения — довольно приличную сумму за пятнадцать лет безупречной службы и... И к вечеру уже была на побережье.
Море! Что может быть лучше теплого, ласкового заката у нежно шелестящих волн, теряющихся вдали, среди мрачной, быстро нарастающей черноты. Душа Алисы пела. Переночевав в небольшом, еще полупустом по причине неначавшегося сезона, отельчике, она начала претворять в жизнь свою программу. Собственно, программы-то никакой и не было, просто Алиса решила, что будет путешествовать вдоль побережья на попутном транспорте, останавливаясь там, где понравится, жить столько, сколько захочется. И снова ехать до нового, соблазнившего ее своей красотой местечка. Это было чудесно. Несколько недель пролетели, как во сне. Она была одна, совершенно одна! Слишком часто ей приходилось в жизни сталкиваться с подлостью, трусостью, предательством, лицемерием. И сейчас ни за какие сокровища в мире она не отдала бы своего одиночества, своей свободы.
В обычный, совершенно такой же, как и все прочие, тихий, свежий вечерок Алиса, блаженствуя, сидела за столиком на открытой веранде одного из многочисленных уютных ресторанчиков у самого берега. Хотелось петь. Что-нибудь лирическое. Она ни о чем не жалела. И вообще ей вдруг показалось, что смысл всей ее прошлой жизни был именно в том, чтобы привести ее рано или поздно именно сюда, именно за этот столик, именно в этот вечер.
Словно сквозь плотный ватный туман до нее донесся голос:
— Вы позволите?
Она подняла глаза. Перед ней стоял мужчина лет сорока с темными, влажными глазами, черными волосами и аккуратными усиками. Алиса растерянно оглянулась, вокруг было полно пустых столиков.
— Извините, — мужчина смущенно улыбнулся. — Я не хотел вам мешать. Просто вы чем-то привлекли меня. Извините еще раз, — и он повернулся, чтобы уйти.
— Ладно, — неожиданно для себя сказала Алиса, — присаживайтесь.
Они немного посидели молча. Официант принес заказ мужчины: граммов двести коньяку в запотевшем графинчике и дымящийся бифштекс.
— Лев, — представился мужчина и, поднеся горлышко графинчика к ее рюмке, спросил: — Вы разрешите? Алиса махнула рукой: — А-а, гулять, так гулять.
Мужчина определенно был ей чем-то симпатичен, сразу видно, что не нахал и, главное, не дурак. Они разговорились. Почувствовав доверие к собеседнику, усиленное хмельными парами в голове, Алиса стала рассказывать ему о своей жизни, в общем-то бесцветной и пустой. К ее удивлению и невольной радости, Лев не просто ее внимательно выслушал, но и понял, что было заметно по внимательным карим глазам собеседника. Он не посмеялся даже над романтическими женскими мечтами и сказочными грезами.
— Алиса, — сказал он, — вы прекрасная, волшебная женщина. Неужели не нашлось ни одного мужчины, с которым вы могли бы почувствовать себя счастливой?
Алиса горько усмехнулась:
— Мужчины! Они все скучны и нудны. Им нужна служанка, а не друг. Они скучны даже в постели. Просто как животные. Они быстренько, торопливо получают то, что им надо, грубо и примитивно, оставляя после этого тебя одну, даже если лежат рядом. Это пошло и ужасно скучно...
Она неожиданно, словно опомнившись, виновато поглядела на него:
— Вы извините, что я вас так. Я не хотела обидеть именно вас. Лев покачал головой:
— Что вы. Я не обиделся, — он посмотрел на кончики своих пальцев. — Только знаете что, Алиса... Я могу сказать то же самое о подавляющем большинстве женщин, с которыми я встречался, — и пристально глядя в глаза собеседницы, продолжал, — и я думаю, что в этом виноваты не женщины или мужчины как таковые. Все мы из одного теста и в нас гораздо больше общего, чем различного. Среди мужчин и женщин всегда, во все времена были глупцы и примитивы — простые, непритязательные, не ищущие ничего, кроме компании таких же недалеких субъектов. И всегда были романтики, стойкой, чувствительной; трепетно-нежной душой. К сожалению, они очень редко находят друг друга — их мало.
Они какое-то время сидели молча, погруженные каждый в свои мысли. Потом Лев разлил остатки коньяка. Выпив, он взял Алису за руку:
— Пойдемте.
— Куда? — просто спросила она, хотя прекрасно знала ответ и подсознательно была готова к этому, более того — ждала этого.
— Ко мне, — так же просто ответил он. — Мы должны быть вместе. Хотя бы сегодня.
Жил он недалеко, в небольшом каменном старинном домике с мансардой под черепичной кровлей. Дом стоял у самого края обрыва, спадающего прямо в морские волны. Лев завел ее в комнату.
— Там ванная. Сходи, смой с себя пыль дорог, а я пока приготовлю ужин.
Ванная была большой и уютной. Алиса с наслаждением залезла под тугие горячие струйки. В ее груди теплилось и покалывало чувство приятного ожидания. Ожидания чего-то неведомого. Неведомого, изысканного и невероятно приятного. Несложно было предугадать, что они с этим мужчиной сегодня будут близки — но близки как-то по особенному, не так, как это было у нее с другими. Она ждала этого и боялась. Глаза ее закрылись, сердце предательски учащенно забилось.
Случайно приоткрыв глаза, Алиса увидела стоящего в дверях Льва. Он восхищенно наблюдал за ней.
— Извини, я принес тебе халат, — он повесил его на вешалку. — Вы прекрасны. Вы просто божественны.
В голосе Льва не было ни капли непристойности, только восхищение. Он подошел ближе.
— Разрешите я помогу вам. Вас надо мыть, как драгоценную хрупкую вазу — осторожно и любя.
Алиса стояла молча, в голове не было ни одной мысли. Все вокруг казалось нереальным, словно ей просто снился сон. Лев быстро, ноне суетливо разделся, словно был совершенно один и собирался принять ванну. Взял мыло и стал медленно и нежно водить намыленными ладонями и щеткой по телу женщины. В движениях его не было ни похоти, ни нетерпения. Не было ничего, что могло оскорбить ее.
Но как это было приятно!
Потом Алиса мыла его. Это было так естественно и просто. Вытершись полотенцем, Алиса хотела надеть халат, но Лев остановил ее:
— Не надо. Останься так. Одежда лишь скроет твою красоту и естественность. Иди.
Обнаженная, с распушенными по плечам влажными волосами, немного стесняясь, она вошла в комнату. Там был накрыт стол. Растерянно оглядываясь по сторонам, Алиса вышла на середину комнаты. В большом, от потолка до пола зеркале она увидела себя — прекрасно сохранившаяся фигура, пышные волосы, горящие глаза и резко выделяющийся чернотой на белом фоне тела лобок.
Сзади послышались приглушенные ковром шаги. Алиса оглянулась: Лев был в застегнутом на все пуговицы черном строгом костюме, белой рубашке с галстуком-бабочкой и лакированных мягких туфлях. Волосы аккуратно зачесаны на пробор. Она удивленно смотрела на него.
А он, вытащив из кармана спички, зажег стоящие на столе свечи, погасил электрический свет и, отодвинув один стул, жестом пригласил ее садиться. Алиса, немного смущаясь своей наготы, села. Лев сел напротив. Все происходило как в немом кино. Он жестом узнал у нее, какое вино она предпочитает, притронувшись по очереди к нескольким стоящим перед ним бутылкам, пока она не кивнула согласно головой, и налил из нее в оба бокала. Приподняв свой, он поощрительно и одобряюще улыбнулся женщине. Какое-то время они ели молча. Алиса только сейчас почувствовала, как она успела проголодаться. Лев, опершись подбородком на руки, с улыбкой наблюдал за ней. Опять захмелев, Алиса окончательно успокоилась и уже не чувствовала необычности своего костюма, точнее полное отсутствие оного. По мере того, как аппетит ее уменьшался, она все любопытнее начинала наблюдать краем глаза за Львом. Они улыбались друг другу.
И в голове ее поневоле всплывали картины того, что было в ванной. Она физически ощущала его наготу под одеждой. Она совсем недавно притрагивалась к этому телу, но тогда, под душем, она была вынуждена сдерживать себя, загонять чувство в подсознание. Теперь же оно вынырнуло оттуда и захлестнуло ее волю. И от всего этого его строгий черный "фрак" возбуждал ее еще больше, больше, нежели полная нагота тела, став в ее глазах символом тайны, скрывающей все земные наслаждения.
Она почувствовала, как промежность ее становится влажной, потом мокрой и вот уже ей кажется, что влага сочится из щели, течет вниз по ляжкам, стекает на матерчатое сиденье стула. Чтобы отвлечься и скрыть свое растущее чувство страсти и похоти, она протягивает руку к первому попавшемуся блюду.
...Лев неожиданно берет ее за руку и молча влечет к себе. Она, словно завороженная, глядит в его глаза, встает и медленно делает несколько шажков в его сторону. Он усаживает ее себе на колени и целует в губы. Алиса отвечает долгим жадным поцелуем.
В голове женщины все поплыло. Она лишь чувствовала, как его рука ласково порхает по ее телу, ласкает бедра, поднимается к грудям, мнет их. И вновь опускается вниз и играет с волосиками на лобке . Алиса разводит ноги... рука сейчас же скользит туда.
И вот его пальцы на ее пылающей, истекающей влагой промежности. Она, содрогаясь от наслаждения, принимает их в свою щель. Пальцы мужчины мягки и нежны, они скользят по обильно увлажненному преддверию. Алиса задыхается от все возрастающего чувства страсти.
Вдруг Лев отрывает свои губы от нее:
—Ты хочешь поиграть?
—Да, да, да, —шепчет она.
И вот он, захватив ведерко со льдом, в котором лежала бутылка шампанского, и два бокала, повел ее за собой в спальню.
В спальне — небольшой уютной комнатке на втором этаже — стояла огромная кровать со старомодным балдахином на четырех резных столбиках.
Лев посадил Алису на это роскошное ложе любви и встал перед нею на колени.
— О, моя богиня, как ты прекрасна! Хорошая моя, я хочу любить тебя, — шепчет он, покрывая поцелуями ее живот, бедра, колени. Алиса ерошит его шевелюру, прижимает голову мужчины к себе и, закатывая глаза, сладостно постанывает.
...Лев встает, быстро скидывает одежду, наливает в бокалы шампанское.
Алиса выпивает свой залпом и блаженно откидывается на спину, подрагивая всем телом в приятном ознобе предчувствия. Лев целует ее в губы, затем медленно опускается вниз. Покрывает поцелуями грудь, живот, бедра. На минуту зарывшись в густые черные волосы лобка, Л ев двигается дальше. Вот он дошел до ступней Алисы и, стоя перед ними на коленях, принялся покусывать и лизать каждый по отдельности восхитительно нежный розовенький пальчик с ярко-красными крашенными ноготками, просовывая между ними в ложбинки кончик языка.
Вдруг, вскочив, Лев сел Алисе на грудь и, схватив простыню, принялся ею связывать ей запястья. Алиса никак на это не отреагировала, даже не удивилась, скорее всего, она просто этого не заметила. Торчащий член Льва дергался у самого лица женщины и в такт его движениям ударял ее время от времени по губам, а она, вытянув трубочкой губы, старалась поцеловать его головку. Лев, связав Алисе руки, привстал на коленях и начал привязывать второй конец простыни к одному из столбиков балдахина. При этом его член опустился вниз и ткнулся прямо в губы. Алиса раскрыла рот и с жадным наслаждением принялась его сосать.
Лев, закончив свою работу, погладил женщину по волосам и, что-то сказав, осторожно извлек свой член. Затем встал с нее. Алиса оказалась лежащей поперек кровати, причем ноги ее стояли на полу, а крепко связанные руки были вытянуты над головой. Она попыталась изменить положение, но подергав руками, с удивлением обнаружила, что уже не может владеть ими по своему усмотрению. Пока она, с трудом соображая, решала, что же это значит, за что ее связали. Неужели она так сильно буйствовала? Она даже испугалась, что Лев подумает о ней.
А мужчина снова принялся за ее ноги. Он взял их в руки и стал самозабвенно сосать большие пальцы. Алисе это очень даже пришлось по душе. Какие-то теплые сладостные волны пробегали вверх по ногам, обрушиваясь на промежность, и растекались по животу.
Лев все активнее действовал языком, лизал между пальцами, а когда он принялся обрабатывать выемки на подошвах, Алиса задергалась от невыносимой щекотки, инстинктивно стараясь убежать от нее, но все было тщетно. Простыня крепко держала ее за руки, а ноги были в руках Льва. Женщина смеялась, умоляла прекратить, но мужчина продолжал: и вдруг эта ужасная щекотка стала страшно возбуждать женщину. У нее родилась какая-то животная похоть. Ей хотелось только одного, чтобы в ее влагалище как можно скорее вошел член. Вошел грубо и больно. И чтобы член был большой и неистовый. Чтобы он обладал ею, ее чревом. Алиса извивалась и непроизвольно дергалась задом навстречу воображаемому члену. Она уже не осознавала, где реальность, а где фантазия.
Лев же принялся облизывать языком ее голени, колени, медленно, очень медленно продвигаясь вверх, углубляясь между ног Алисы, раздвигая их в стороны. Вот он уже лижет ее мягкие ляжки, крепко прижав их к себе. Связанная Алиса мечется, пытаясь освободиться или перевернуться. Но на самом деле она сейчас меньше всего хотела бы этого. Лев не дает ей этого сделать, его губы касаются мокрой пылающей промежности.
Он сосет и лижет ее половые губы, проникает языком внутрь, подергивает губами пульсирующий клитор. Алиса готова умереть.
Вдруг Лев набирает полный рот шампанского и, прижавшись к влагалищу женщины, быстро наполняет его холодным вином!
Алису от неожиданности бросает в холодный пот и все ее возбуждение моментально исчезает. Она лежит, не придя окончательно в себя, но уже и не ощущая того сексуального экстаза, что терзал ее душу еще несколько мгновений назад. Она не понимает где она, что с ней. Шампанское, пощипывая и пузырясь, медленно вытекает наружу.
Лев же, встав, берет другую простыню и крепко связывает ее ноги сразу под коленями. Затем он берет кубик льда из ведерка и, сев верхом на Алису, начинает играть с ней: он водит холодным комочком вокруг ее рта, по губам, по щекам и векам. Как это ни странно, но ей это очень нравится, она ловит губами лед, берет его в рот, млея от удовольствия, перекатывает там, сосет, после чего вновь выталкивает наружу, в руку партнера. Лев опускается ниже, проводит льдом между грудей.
Соски при прикосновении к ним испуганно морщатся и напрягаются от удовольствия.
Встав над Алисой на четвереньки, лицом к ее ногам. Лев ведет льдинку по животу женщины. Одновременно легкими движениями тазом он находит головкой члена рот Алисы, и она с жадностью накидывается на него.
Лев медленно гладит льдом лобок, обрисовывает контур волос, а затем проникает в половую щель, проводит по замершему клитору и... глубоко всовывает пальцем ледяной комочек во влагалище.
То, что ощущает при этом Алиса, трудно передать словами—это и холод, и нега, и стpax, и блаженство. Какая-то сладостная судорога сводит ее ноги. Она непроизвольно начинает шевелить мышцами влагалища, как бы пережевывая кусочек льда чревом. И это еще больше усиливает то волшебное ощущение, которое вызывает присутствие этого холодного тела в ней. Кажется, что ее влагалище стало ее вторым сердцем — ледяным сердцем огненной похоти.
Член Льва во рту кажется Алисе то малюсеньким, тонким и твердым, как карандаш, то огромным, заполняющим весь рот, теплым и мягким, как тесто. Все ее пять чувств слились и стали работать и ощущать совершенно по-иному. Ей кажется, что тело ее сделано из какого-то желеобразного вещества — оно все колышется, и пальцы Льва при каждом прикосновении к ее коже проникают внутрь сквозь нее и воздействуют сразу на все органы чувств, на весь организм. Мужчина взял бутылку шампанского и стал лить вино тоненькой струйкой, а затем слизывать липкую жидкость своим горячим языком с покрывшегося "гусиной кожей" тела.
...Встав с Алисы, Лев опустился на пол, задрал вверх ее связанные вместе ноги и, набрав полный рот шампанского, вновь вдул его во влагалище. На этот раз шампанское показалось Алисе горячим. Влагалище раздулось, как шарик, наполненный водой и так же "играло", когда Лев покачивал ее приподнятый зад.
Голова Алисы закружилась, тело взмокло от пота, она закричала и принялась рваться, но мягкие оковы крепко держали руки и ноги.
А Лев между тем вобрал все вино обратно в рот и через мгновение вновь принялся медленно наполнять им соблазнительный, упрятанный в чрево женщины "шарик" по имени влагалище.
...Алисе казалось, что в ней ходит огромный, колышущийся, как медуза, член...
...В очередной раз наполнив до отказа влагалище, Лев сжал пальцами его устье, встал, задрал зад Алисы еще выше и, приставив головку члена к влагалищу, осторожно ввел, стараясь чтобы не вытекло ни одной капли драгоценного солнечного напитка. Чрево женщины задрожало от сладостной боли.
Проникнув до конца, мужчина не торопился извлекать, а, принялся двигать головкой в этом раздутом от пьянящей влаги сосуде наслаждений. Впитываясь в стенки влагалища, винные пары туманили и кружили голову. По лицу Алисы текли слезы. Это уже было не возбуждение, ни страсть, а экстаз, нирвана, небесное блаженство.
Лев отпустил пальцы, и вино, вырвавшись на волю, струей хлынуло из влагалища. Его холодные стенки плавно сомкнулись и плотно обхватили напряженный член мужчины, словно сделанные из эластичной резины. Лев, держа руками связанные ноги женщины, стал ритмично двигать своим жезлом страсти в чреве "пленницы".
Онемевшее и почти бесчувственное лоно понемногу приходило в себя после обрушившегося на него шока. Размякшая от изнеможения Алиса начинала постанывать все громче и чаще. Ее становились резче и нетерпеливее.
И вот она уже вновь кричит, плачет, молит развязать ее. Ей очень хочется обхватить Льва руками, ногами, рвать его ногтями, втолкнуть его всего в свое взбесившееся от похоти чрево!!!
Она рвется, извивается, зовет на помощь. Она проклинает, матерится, зовет, признается в любви. Ей грезится, что она дикая кобылица и страсть ее такая же дикая и необузданная!
Ее дыхание становится все чаще. Она задыхается. Ей не хватает воздуха. Она вытягивает ноги, которые от напряжения начинают мелко дрожать. Ее лицо искажает гримаса. Ч лен бьется, движется в ней, ударяя слева направо, слева направо, сверху вниз.
Среди всей этой бури страсти и неистовства где-то в клиторе рождается легкое покалывание, которое очень быстро, лавинообразно усиливается, нарастает, захватывает всю промежность, влагалище, лобок и неожиданно взрывается, как фейерверк, непередаваемо восхитительным ощущением.
Алиса замирает, ей кажется, что ее сердце остановилось. Влагалище становится мокрым, как тряпка, только что извлеченная из воды — словно в него разом ухнули стакан киселя. Вся промежность погружается в теплую, горячую ванну, и этот жар волнами расходится по всему телу. Чрево ритмично сокращается и пульсирует, и это еще больше усиливает впечатление того, что именно здесь сейчас сердце Алисы.
...Лев замер, прижавшись лобком к промежности женщины. Выждав с минуту, он начал глубокие и быстрые движения. Клитор Алисы вновь защекотало и закололо...
Второй оргазм был не менее бурным, но более продолжительным и чувственным. Когда же Лев начал в третий раз, Алиса уже не могла этого выдержать. Она орала во все горло, билась в истерике. Вдруг во влагалище ей ударила тугая струя спермы — во влагалище стало очень скользко и это подействовало словно детонатор. Влагалище запылало огнем, словно в него неожиданно сунули тлеющую головню. Оно превратилось в плотный комок мышц, обхвативших мертвой хваткой член и задергавшихся вместе с ним между бедер Алисы. По телу текли струи пота и его сотрясали конвульсии.
Вдруг влагалище стало расширяться, стремительно расти, заполнять женщину. Ощущение сродни тому, что испытываешь, попав на маленьком самолете в воздушную яму, поднялось снизу, перехватило дух и ударило в голову.
Испустив вопль, Алиса потеряла сознание.


Главная Индивидуалки  Проститутки
Москвы
 Бордели Салоны Голые
знаменитости
Камасутра  TV онлайн Вакансии Контакты